«Нигде в мире не видел повышения акциза на 200%», — Йорген Буль Расмуссен, президент и генеральный директор Carlsberg A/S

FotoПрошлый год для датской Carlsberg был необыкновено успешным: вместе с Heineken группе удалось поглотить британскую Scottish & Newcastle (S&N) — благодаря этому крупнейшему за всю историю компании приобретению ее продажи пива выросли на треть. Эта сделка также принесла Carlsberg 100%-ный контроль в Baltic Beverages Holding, управляющей «Балтикой», лидером пивного рынка в России. Но тут российские власти преподнесли пивоварам неприятный сюрприз: в проект бюджета на 2010 г. заложено повышение акциза на пиво на 200% сразу. В интервью «Ведомостям» президент Carlsberg Йорген Расмуссен даже пообещал, что теперь не посоветует своим знакомым делать бизнес в России.

— В первом полугодии российский рынок пива сократился на 9%. Объявляя результаты первого полугодия, представители компании прогнозировали снижение на 5-6% по сравнению с уровнем прошлого года. Как идут дела сейчас? Ожидаете ли вы, что этот прогноз будет исполнен?

— Время покажет. Если учитывать тенденции первого полугодия, ситуация может быть хуже. Но я уже говорил несколько раз, что, даже если рынок в России будет развиваться хуже, чем мы предполагали, я абсолютно уверен, что мы сможем выполнить наши обещания перед акционерами (по финансовым результатам).

— Россия — один из самых крупных рынков для вас. Как российские потребители отреагировали на финансовый кризис?

— В первом полугодии мы увидели в России то, что определенно является следствием финансового кризиса: у потребителей стало меньше денег, и рынок в первом полугодии снизился больше, чем мы ожидали. Недавно мы заметили, что появился и другой тренд — потребители переключаются на дешевую или нелегальную водку. И именно поэтому нас очень беспокоит обсуждаемое сейчас предложение о повышении акцизов на пиво. Если уже в сегодняшней ситуации рынок ведет себя хуже, чем мы предполагали, и есть некоторое смещение потребления с пива на дешевую водку, то это предложение существенно ухудшит ситуацию.

— Вы уже оценивали, как предложенное правительством повышение акцизов скажется на вашем бизнесе?

— Сейчас в правительстве обсуждается целый ряд изменений для нашей отрасли. В первую очередь это повышение акцизов. Но ведутся и некоторые дискуссии по поводу минимальных цен на крепкий алкоголь, других мерах. Если акциз будет повышен на 200% на пиво и только на 10% на водку, спрос еще больше сместится в сторону водки, и это повлияет не только на пивоваренную промышленность, но и на смежные отрасли — сельское хозяйство, бары и рестораны, транспортные компании, производителей банок, бутылок и т. д.

Сегодня, по нашим оценкам, в пивоваренной отрасли прямо или косвенно занято 650 000 человек: 50 000 человек непосредственно в пивоваренной отрасли и 600 000 — в смежных отраслях. Например, только на выращивании пивоваренного ячменя занято 35 000 человек. И, по нашим лучшим оценкам, если будет согласовано нынешнее предложение о повышении акцизов — а мы искренне надеемся, что этого не произойдет, — порядка 100 000 человек окажутся без работы. Таким образом, когда мы делаем расчеты, сколько получит экономика от повышения налогов на пиво и сколько потеряет из-за того, что снизятся объемы продаж, люди потеряют работу, снизятся доходы населения, то оказывается, что сальдо будет равным, если даже не отрицательным.

— Вы называете огромные цифры. Значит ли это, что в случае принятия акцизов вы ждете снижения продаж пива в разы?

— Как я уже сказал, мы считаем, что будет потеряно около 100 000 рабочих мест. Я не хочу давать цифры влияния на весь рынок. Могу лишь констатировать, что оно будет существенным. Все оценки пока очень грубые, и я не хочу их озвучивать. Мы работаем над самыми разными сценариями. Но около 100 000 человек — это может означать и 80 000, и 120 000. Давайте посмотрим на общий эффект. Уже сейчас мы видим, что рынок в первом полугодии снизился на 9-10% — еще до повышения акциза. Некоторые наши конкуренты уже закрывают заводы, так как у них много свободных производственных мощностей. Мы знаем, что дальнейший негативный эффект будет, и он будет существенным.

— Вы планируете закрывать производственные мощности до того момента, когда будет принято окончательное решение о повышении акциза?

— Не думаю. Нам как компании больше повезло: у нас намного более сильные бренды, более сильна интеграция внутри компании. Сейчас наши мощности загружены примерно на 80-85%, поэтому наша ситуация отличается от того, что происходит у конкурентов. Наши позиции более сильные. Но если предложение будет принято, мы будем вынуждены, возможно, и закрывать свои
заводы.

— Из ваших слов складывается ощущение, что мы обсуждаем не повышение акцизов в 2-3 раза, а то, что пивоваренную отрасль собираются закрыть с завтрашнего дня. Это иллюзия?

— Да, это иллюзия. Пивоваренную отрасль не собираются закрывать. Но мы, как и наши конкуренты, вкладывали средства в бизнес в России, потому что рынок был привлекательным и мы видели в нем предсказуемость. Если внезапно вводится 200%-ное повышение акциза, чего я нигде больше в мире не видел, это меняет все правила игры. Мы работаем на многих рынках, и обычно за год повышают налоги на 5-10%, могут повысить на 20% или 30% в более крайних случаях, но с повышением на 200% мы не сталкивались ни разу. С момента нашего прихода в Россию в начале 1990-х мы инвестировали более $12 млрд, и это немало. И если внезапно вся игра начинает меняться, а ситуация начинает складываться в пользу дешевой водки, я не думаю, что это хорошо для инвестиционного климата в России. Нашу отрасль часто ставят в пример того, как нужно привлекать инвестиции, создавать рабочие места, платить налоги, — таким образом, для внешнего мира пивоваренная отрасль всегда была хорошим примером того, как нужно осуществлять инвестиции. Если произойдет повышение акцизов, я не знаю, как изменится эта картина, но я уверен, она изменится к худшему.

Мы признаем, что правительству нужны деньги для бюджета, и мы поймем, если повышение будет больше, чем мы предполагали шесть или девять месяцев назад. Но когда сначала речь идет о повышении на 10%, а потом повышают на 200%, это очень странно.

— Вы все время сравниваете условия для вашего рынка с условиями для водки. Значит ли это, что в принципе вас бы устроило такое же повышение акцизов, как и на крепкий алкоголь? Какое повышение ставки вы считаете приемлемым для себя? Очевидно, что российское правительство в принципе от идеи повышения акцизов не откажется.

— Это хороший вопрос.

— Я предполагаю, оптимальная ставка — 0%?

— Нет, я так не скажу, потому что это нереально. Мы предполагали, что в нормальных условиях повышение должно примерно совпадать с уровнем инфляции. Но в связи со сложившимися обстоятельствами — кризис, необходимость наполнять бюджет и все остальное — мы понимаем, что повышение должно быть больше 10%. Если бы повышение составило 20%, 30%, 40% — я думаю, мы бы с ним справились. Оно имело бы влияние, и нам все равно пришлось бы вносить изменения в наш бизнес, но 200% — это слишком радикально, особенно на фоне 10% [для крепкого алкоголя]. Если бы повышение было 20%, 30%, 40% и в равной степени и справедливо поделено между другими участниками алкогольного рынка — водкой, дешевой водкой, — тогда мы могли бы это обсуждать, и я думаю, что мы могли бы это понять.

Из-за масштаба бизнеса «Балтики» в России ко мне часто обращаются главы других компаний с вопросами: «Как делать бизнес в России? Он может быть предсказуемым?» И я был всегда крайне позитивен в ответах. Я часто приезжаю в Россию и сильно верю в этот рынок, но я вынужден признать, что в следующий раз, когда ко мне обратится президент какой-либо компании и будет меня спрашивать о предсказуемости, мне будет несколько труднее сказать, что «климат предсказуемый», если будет введено резкое повышение акциза на пиво.

— А кто с вами советуется о предсказуемости бизнеса в России?

— Речь идет о представителях различных отраслей, я бы не хотел называть конкретные фамилии.

— По словам члена Общественной палаты Евгения Юрьева, ни в одной стране мира разумные попытки перевода населения с крепкого алкоголя на пиво не сопровождались такой вакханалией и такой рекламой, как в России. У нас сложилась парадоксальная ситуация: вместо замещения водки пивом росло и потребление пива, и потребление водки.

— Действительно, потребление пива выросло вместе с потреблением водки. Однако кажется очевидным, что если бы на российском рынке не было пива, то потребление водки выросло бы еще больше.

— Кроме повышения акцизов пивной рынок скоро могут ждать и другие изменения. В ходе «антиалкогольного» совещания президент поручил подготовить и другие меры, в том числе дополнительные ограничения на продажу пива, распространение на производителей пива и слабого алкоголя общих принципов регулирования, таких же, как и на крепкий алкоголь, и т. д. Влияние этих мер на ваш бизнес вы тоже пока не готовы оценить?

— Нет, не могу, так как я не знаю, что конкретно будет предложено. Я знаю, что Медведев выступил с речью, в которой сказал, что нужно будет заняться этим вопросом, но я не знаю конкретики. Я читал о запрете
на нестационарную торговлю, например, но не понятны детали. Что я точно знаю, так это то, что если первое влияние кризиса оказалось немного хуже, чем мы предполагали, то, если помимо кризиса будет громадное повышение акцизов и начнется внедрение других мер, также имеющих негативный эффект для нашей отрасли, влияние на бизнес будет очень глубоким. Мы будем вынуждены многое изменить в нашей операционной деятельности, в том числе закрыть заводы.

— Вы пытаетесь донести свою позицию до президента и правительства?

— Разумеется, этот вопрос занимает много моего времени. Но гораздо больше времени он занимает у российской команды — президента «Балтики» Антона Артемьева и всей команды топ-менеджмента. К сожалению, в настоящее время на это мы тратим иногда больше времени, чем на управление бизнесом. И это делается для того, чтобы мы были уверены, что наше мнение и наша позиция поняты как можно большим количеством людей — политиков, губернаторов, общественности.

Правительство беспокоит тот факт, что потребление алкоголя в России слишком высоко. По их оценкам, в России потребляют около 18 л чистого алкоголя на человека, в Дании, откуда я родом, 10 л, в Европе в среднем 9 л. Таким образом, в России цифра действительно высокая. Но если вы посмотрите на потребление пива, то увидите, что в Европе средний уровень — 80 л на человека, в России, если основываться на динамике этого года, в 2009 г. будет около 70 л на человека, — т. е. пива в России пьют меньше, чем в Европе. Но в России потребляют 30 л крепкого алкоголя на человека, а в Европе в среднем 5 л (цифры по Европе базируются на данных Eurostat и The Brewers of Europe). И эта ситуация нездоровая. Проблема заключается в крепком алкоголе, и не пиво в данной ситуации нужно преследовать. А предложения правительства делают как раз все наоборот. Они ничего не сделают для здоровья нации, а фактически только усугубят ситуацию.

— Вы наверняка читали стенограмму августовского заседания у Медведева. Медведев возлагает на пивоваров вину за то, что потребление пива и слабого алкоголя растет, прежде всего среди подростков: президент ссылался на данные, что ежедневно или через день пиво или слабый алкоголь пьют треть юношей и 20% девушек. Вы понимаете, что с такими представлениями вам придется бороться своим лоббистским ресурсом?

— У нас есть много источников информации, и я могу посмотреть динамику потребления напитков в каждой группе населения. Крепкие спиртные напитки в нижневозрастной группе потребляют меньше, чем коктейли и пиво, но это не меняет картину в целом. Если вы посмотрите на Россию в целом, то главный напиток — это крепкий алкоголь. Это факт, который подтвержден цифрами. Я не думаю, что где-то пиво реально вызвало проблему алкоголизма и злоупотребления алкоголем. Пиво — это слабоалкогольный напиток с содержанием алкоголя 4%, 5%, 6%. Это не тот напиток, который повинен в большой части злоупотребления алкоголем. В некоторой степени — да, и мы пытаемся принимать меры против этого. Именно поэтому «Балтика» сообщает о том, что пиво нельзя купить, если вам нет 18 лет. Мы будем продолжать обучающий процесс, чтобы этого избежать. Но повышение акциза на 200% не остановит этого. Исследование организации The Brewers of Europe, которое охватывает большинство европейских рынков за многие годы, подтверждает: цена имеет негативное влияние на общую динамику потребления алкоголя. Но у тех, кто злоупотребляет алкоголем, повышение цены не изменяет привычек. Они находят другой способ напиться. Их нужно учить, о них должны заботиться родители, им нужно давать образование в школах и использовать другие меры влияния. Повышение цен не остановит их, они перейдут как раз на дешевую водку, и проблема еще больше усугубится.

— То есть в том, что в России пьют 18 л чистого алкоголя в год, виноваты производители крепкого алкоголя?

— Если вы посмотрите на ситуацию в былые времена в Финляндии, Польше, даже частично в Дании, то в этих странах было существенное потребление крепкого алкоголя. С течением времени положение изменилось, и сегодня ситуация там похожа на остальную Европу: там пьют пиво и вино. Я не могу вспомнить точные цифры в этих странах, но пива и вина там потребляют примерно 60-70% от всего количества чистого алкоголя, крепкого алкоголя — 20-30%, тогда как в России картина выглядит как раз наоборот. Но я считаю, что более высокая пропорция потребления слабоалкогольных напитков — это лучше, чем потребление напитков с 40% или 50% алкоголя. Я надеюсь и все-таки верю, что с Россией с течением времени произойдет то же, чт

Ещё об инвестициях и финансах

Вице-президент по корпоративным вопросам компании «Балтика» Даниил Бриман: «К лету будущего года на азербайджанский рынок будет выпущено 5 основных брендов пива «Балтика»

Вице-президент по корпоративным вопросам компании «Балтика» Даниил Бриман: «К лету будущего года на азербайджанский рынок будет выпущено 5 основных брендов пива «Балтика»

16 Окт 2008
- В этом мире все относительно. Если сравнивать с районами крайнего севера России, где очень ...
подробнее